Главная Форум Статьи Обмен файлами Тарифы на услуги О нас Войти в Систему/Зарегистрироваться
 
 Главная/Новости
Архив новостей
 О нас
Тарифы на услуги
 Форум
Новые темы
Популярные темы
Активные темы
Архив форума
 Форум "Флейм"
Поиск по Флейму
 Статьи
Архив статей
Статистика
 Наши интервью
Архив
 Обмен файлами
Популярные файлы
Рейтинг
 Информация
Базовая величина
Минимальная зарплата
Тарифная ставка первого разряда
Ставка рефинансирования НБ РБ
Ставки подоходного налога
Ставки госпошлины
 Партнеры портала
Хочу стать партнером
 Каталог ссылок
Добавить ссылку
Популярные
Рейтинг
 Реклама на портале
Вход рекламодателям
 Опросы
 Обратная связь


Новые пользователи
xeroy86 19.9.17
dopicabbgers 18.9.17
clasinhadthe 18.9.17
frosnanrusig 18.9.17
helzpotidis 18.9.17

29.12.05 13:59 | Указ Президента Республики Беларусь № 373 от 15 августа 2005 года - практический комментарий.
Раздел: Несмашный Владимир | Автор: Jurist | Рейтинг: 7.47 (17) Оценить | Хитов 14158

Уважаемый читатель,

С выходом Указа Президента Республики Беларусь от 15 августа 2005 года № 373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь» появилось достаточное количество аналитических материалов, комментариев, в том числе принадлежавших перу вашего покорного слуги, но появившиеся недавно материалы официальных органов поставили все ранее написанное в положение бесполезного перевода бумаги, поскольку трактовка многих норм Указа оказалась довольно непредсказуемой. Самый первый комментарий к Указу № 373 был опубликован в Национальной экономической газете на следующий день после официального опубликования текста Указа в прессе, и мы постарались дать не просто теоретический анализ его норм, но и практические шаги по реализации норм Указа. Количество возникших вопросов велико и не на все из них на сегодняшний день есть ответы, поэтому считаем более чем целесообразным возобновить полемику по спорным ситуациям, дабы создать единообразную практику применения Указа и, что не исключено, положительно повлиять на решения и разъяснения официальных государственных органов, направленные на реализацию Указа как нормативного акта. С этой целью мы сегодня представляем вам наиболее полный и по возможности нормативно аргументированный комментарий к Указу № 373 от 15 августа 2005 года, где постарались учесть все имеющиеся в наличии вопросы.

Несмашный Владимир, юрист
директор УП «Элайнс Груп»

 



Указ Президента Республики Беларусь № 373 от 15 августа 2005 года – практический комментарий.

Прежде чем начинать рассмотрение вопросов практического применения любого нормативного акта, вначале, наверное, следует отметить – какие цели он преследует, кому выгоден, для каких категорий предприятий породит наибольшее количество вопросов и проблем.

Цель подписания Указа № 373 не совсем ясна в силу неопределенности как таковой. Классической преамбулой любого Указа Президента является обозначение цели его принятия, будь то общее упорядочение расчетов или достижение определенной социальной или экономической цели. Рассматриваемый нами Указ не содержит преамбулы вообще, поэтому его истинная цель остается не слишком ясной, хотя можно судить о том, что он призван оживить денежные потоки в хозяйственном обороте, и будет на руку банкам, оборот которых потенциально возрастет. Хорошо это или плохо для всех предприятий или их части - оценивать не нам, нас интересует практическая реализация положений Указа и то влияние, которое он окажет на деятельность субъектов хозяйствования. Но стоит отметить исключительную выгодность Указа № 373 для государственного бюджета: ни для кого не секрет, что сегодня большое количество предприятий, в основном промышленного характера и сельскохозяйственные организации, имеют задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами, то есть находятся на картотеке. Именно такие предприятия были больше всего заинтересованы в возможности проведения бартерных операций, так как это позволяет, по сути, обходить законные требования налогового законодательства и продолжать работать далее. И также не будет открытием Америки утверждение о том, что работа множества субъектов хозяйствования на какой-то период была фактически парализована, да и на сегодняшний день многие работают с опаской, фактически на ощупь, выискивая варианты нормализации деятельности в условиях низкой информированности и недостаточного понимания норм и правил Указа.

 Субъектный состав хозяйственных отношений, охваченных Указом широк – часть первая п. 1.1. говорит о том, что Указ распространяется на организации и индивидуальных предпринимателей. Организациями с точки зрения законодательства являются:

·         юридические лица Республики Беларусь;
·         иностранные юридические лица и международные организации;
·         простые товарищества (участники договора о совместной деятельности);
·         хозяйственные группы.

Данный перечень приведен в пункте 2 статьи 13 Налогового кодекса Республики Беларусь и, хотя данный нормативный акт и является сугубо специализированным, данная норма может считаться общей по своему характеру, то есть применимой и в нашем случае. Но иностранные юридические лица и международные организации не являются субъектами отношений, урегулированных Указом, так как он содержит еще одно указание – «на территории Республики Беларусь». Данная формулировка находится в прямой корреспонденции еще с одной частью нормы – «если иное не установлено Президентом Республики Беларусь» и совокупностью применения территориального принципа вместе с указанием на иные акты Президента явилось правило о применении норм Указа исключительно к сделкам между субъектами хозяйствования Беларуси, то есть между резидентами. Ранее высказывалось мнение, что Указ распространяется и на внешнеторговые операции, и эта позиция даже обосновывалась известными специалистами со ссылками на законодательство, но все же конечное разрешение вопроса нашлось только сейчас – Указ № 373 не распространяется на внешнеэкономические операции резидентов вне зависимости от места заключения договора – на территории Республики Беларусь или за ее пределами. При заключении и исполнении внешнеторговых договоров организации должны руководствоваться правилами, установленными Указом Президента Республики Беларусь от 4 января 2000 года № 7 «О совершенствовании порядка проведения и контроля внешнеторговых операций», которые, в частности, определяют, что «в случае неденежной формы прекращения обязательств поставка товаров (выполнение работ, оказание услуг) может осуществляться путем обмена на эквивалентное по стоимости количество других товаров (работ, услуг), оформленных двусторонним внешнеторговым договором (за исключением договоров, по которым осуществляется уступка требования или перевод долга), а по иным операциям при неденежной форме прекращения обязательств резидент Республики Беларусь имеет право получить только сырье, материалы, комплектующие изделия, полуфабрикаты, оборудование и энергоносители, используемые для собственного производства, если иное не установлено Советом Министров Республики Беларусь». Указом № 7 от 4 января 2000 года определено право резидентов Республики Беларусь заключать договоры меня (бартерные, товарообменные договоры), а также совершать меноподобные операции – передача товаров взамен оказания услуг, выполнения работ и т.д., следовательно, нормы Указа № 7 и есть то самое «установленное Президентом Республики Беларусь», о котором говорится в п. 1.1. Указа № 373.

Возвращаясь к определению «организации» стоит отметить еще одну деталь: организации  существует различные – коммерческие и некоммерческие (ст. 46 Гражданского кодекса Республики Беларусь), при этом Указ № 373 устанавливает запреты и ограничения «при осуществлении предпринимательской деятельности», то есть в первую очередь под его действие подпадают коммерческие организации, во вторую – некоммерческие организации, которым законодательном предоставлено право осуществления предпринимательской деятельности для реализации их уставных целей и задач. Определение же предпринимательской деятельности как таковой мы найдем в статье 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь - это самостоятельная деятельность юридических и физических лиц, осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность и направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи вещей, произведенных, переработанных или приобретенных указанными лицами для продажи, а также от выполнения работ или оказания услуг, если эти работы или услуги предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления. Из всего вышесказанного следует, что некоммерческие организации (потребительские кооперативы, общественные или религиозные организации (объединения), финансируемые собственником учреждения, благотворительные и иные фонды) не подпадают под действие Указа и введенные им запреты, если их деятельность по данной сделке не является предпринимательской, то есть не преследует цель получения дохода (прибыли). Это правило выведено в абзаце втором части второй пункта 1.1. Указа № 373. Общих критериев для определения, является ли данная сделка предпринимательской деятельностью, не существует, поэтому каждый факт осуществления такой операции подлежит отдельному рассмотрению и изучению. Связано это с тем, что если некоммерческая организация заключит договор мены с коммерческой, и целью заключения договора с первой стороны будет простая замена имущества, используемого организацией, то для второй стороны, коммерческой организации, сделка в части отчуждения товаров может являться обычной предпринимательской деятельностью и такая сделка будет признана в установленном порядке недействительной.

Отдельно стоит упомянуть о такой категории субъектов, как индивидуальные предприниматели. Здесь стоит отметить сложность обеспечения контроля за соблюдением норм Указа, поскольку предприниматели не представляют статистическую отчетность, а зачастую работают и без составления договоров как таковых, их деятельность в определенной степени бесконтрольна, и, как следствие, действие Указа с их точки зрения не так уж и важно для осуществления ими хозяйственных операций. Но, уважаемым предпринимателям стоит помнить о том, что о проведении ими операций, запрещенных или ограниченных Указом, можно судить и по тем документам товарного и налогового учета, которые они ведут в качестве обязательных и никто не гарантирует того, что какие-то операции можно будет скрыть от контролирующих органов.

 Действие Указа № 373 в части ограничений форм и способов прекращения обязательств распространяется на все виды сделок, заключаемые субъектами хозяйствования. При этом есть в Указе два элемента регулирования - прямые запреты и частичные ограничения. Запреты введены абзацем вторым части первой п. 1.1. Указа: организации и предприниматели не имеют права «заключать договоры мены, а также прекращать обязательства по возмездным договорам новацией, предоставлением взамен исполнения отступного без поступления в установленном порядке денежных средств организации, индивидуальному предпринимателю». Договор мены, широко известный в хозяйственном обороте под именем товарообменного или бартерного договора, предусматривает прямой обмен товарами между сторонами договора, в том числе обмен товарами неравной стоимости с возмещением разницы деньгами. При этом меной признается обмен исключительно товарами (имуществом). К договорам мены также относятся договоры о встречных поставках, пусть редко, но все же время от времени встречающиеся в обороте и пришедшие к нам еще из советских времен. Прекращение обязательств путем новации, не обеспечивающей поступления денежных средств на счета организаций и предпринимателей, в сущности, превращает изначальную денежную сделку в договор мены. Например: стороны заключили договор поставки, где товар должен быть оплачен денежными средствами, но, в связи с невозможностью надлежаще и в срок исполнить обязательство по оплате товара, стороны заключают дополнительное соглашение, которым определяют, что взамен уплаты денег будет произведена встречная поставка товаров, то есть договор превращается в бартерный. Такое соглашение является новацией, сущность которой описана в статье 384 Гражданского кодекса Республики Беларусь, а поскольку новые условия договора в редакции дополнительного соглашения не влекут поступления денежных средств на расчетный счет продавца, то с позиции Указа № 373 такая новация запрещена. Примерно тот же подход применяется для отступного, как способа прекращения обязательств, существующих в рамках заключенного договора: «по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного» (ст. 380 Гражданского кодекса Республики Беларусь). При этом отступное может быть применено несколько нестандартным способом в целях минимизации расчетов, так как размер отступного может устанавливаться сторонами, следовательно, если стороны достигли соглашения о размере отступного, меньшего по сумме, нежели сумма обязательства, то такое отступное прекращает обязательство полностью. Пример: в рамках договора купли-продажи существует обязательство уплатить суму 1 млн. рублей, но стороны договорились, что взамен уплаты денежных средств в качестве отступного будет передано имущество стоимостью 800 тысяч рублей. При этом на основании соглашения об отступном обязательство суммой 1 миллион рублей прекращается полностью. Но в нашем примере отступное не влечет поступления денежных средств на расчетный счет кредитора и поэтому запрещается Указом. Новация и отступное, как способы прекращения обязательств не запрещены полностью – если первоначально договором предусматривалась передача векселей за отгруженный товар или встречное оказание услуг (выполнение работ), то стороны вправе применить отступное или новацию, если новым обязательством будет уплата денежных средств.

 При рассмотрении норм о запрете договоров меня одновременно встал вопрос о способах и методах работы, обеспечивающих ту же экономическую сущность операций, но без мены как таковой. Если нельзя заключать договоры мены, то необходимо использовать иные виды сделок. Здесь стороны могут применить отношения по договору комиссии. Этот способ, насколько нам известно, широко не освещался на страницах периодической печати, поскольку представляет собой определенное юридическое ноу-хау, позволяющее избежать запретов Указа № 373, следовательно, распространяемое в узких кругах с конкретной целью. Но, поскольку от этого зависит деятельность предприятий в масштабе всей республики, раскроем карты.

Договор комиссии и сходные с ним сделки (например, агентский договор, поручение) активно используются в посреднической деятельности предприятий по всему миру, а, владея основными правилами осуществления таких сделок, можно применять их и в рамках национального белорусского законодательства. Сущность комиссии и ее правовое содержание определены Гражданским кодексом: «по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента» (п. 1 ст. 880 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Классическая правовая конструкция договора комиссии используется в товарных отношениях - комитент предоставляет комиссионеру товар, комиссионер заключает договоры купли-продажи (поставки, иные договоры) с третьими лицами, реализует товары комитента, вырученную сумму денежных средств собирает на свой счет, выплачивает их комитенту, и получает комиссионное вознаграждение за свои услуги. Чуть реже используемым является договор, когда комиссионер приобретает для комитента товар по его заказу и за его средства. Отличительной особенностью комиссии является то, что комиссионер не обладает правом собственности на товары, являющиеся предметом комиссии (ст. 886 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Размышляя по аналогии с приведенной нормой можно говорить также о том, что комиссионер не обладает правом собственности на денежные средства, поступившие от реализации комиссионного товара или предназначенные для приобретения товаров для комитента. Распоряжение этими деньгами производится комиссионером по указанию комитента и в соответствии с условиями заключенного договора комиссии. Здесь необходимо упомянуть еще одну существенную деталь из Указа № 373, а именно то, что Указ вводит запреты и ограничения на конкретные операции (мена, новация, отступное), которые не обеспечивают поступления денежных средств «в установленном порядке». Словосочетание «установленный порядок» следует понимать как норму: установленным порядком проведения расчетов между субъектами является такой порядок, который соответствует законодательству и одновременно договору. Вывод – стороны вправе использовать в договоре способы исполнения сделок и распоряжения товарами и денежными средствами, если это не противоречит закону и сущности сделки. Данное правило подкрепляется и статьей 7 Гражданского кодекса Республики Беларусь: «Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законодательством, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены им, но в силу основных начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности».

Теперь, усвоив основные положения и возможности, возвращаемся к вопросу комиссии и нашему гипотетическому, но вполне реальному договору. По договору комиссии комитент передает комиссионеру товары (Товар-1) для дальнейшей реализации. Комиссионер принимает товары, ставит их на бухгалтерский учет (счет 004 «Товары, принятые на комиссию», см. Типовой план счетов бухгалтерского учета, утвержденный Постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 30 мая 2003 года № 89). Комиссионер заключает договоры купли-продажи (поставки) с третьими лицами от своего имени и реализует товары комитента. В соответствии с условиями договоров, заключенных с третьими лицами, денежные средства от реализации товаров аккумулируются на расчетном счету комиссионера. Но договор комиссии не определяет обязанность комиссионера перечислить средства на расчетный счет комитента, а устанавливает обязанность комиссионера приобрести для комитента иные товары (Товар-2) и передать эти товары комитенту. Товар-1 и Товар-2 являются собственностью комитента (статья 886 Гражданского кодекса Республики Беларусь), денежные средства, поступившие от реализации Товара-1 и затраченные на приобретение Товара-2 также собственность комитента, он распоряжается ими со счета комиссионера, поскольку все сделки производятся за его счет. Экономический результат сделки – предприятие-комитент продало один товар, приобрело другой и все эти операции произведены без поступления денежных средств на его расчетный счет. Основной аргумент против любых контролирующих органов – деньги поступили в распоряжение комитента и затрачены им в соответствии с установленным порядком, то есть в порядке, определенном законодательством и договором. Вознаграждение комиссионера удерживается им самостоятельно из сумм денежных средств, поступивших от реализации Товара-1, но при этом удержание вознаграждения без движения данной суммы между комитентом и комиссионером не является зачетом, так как отсутствуют встречные однородные требования, основанные на различных обязательствах. Прекращение обязательства комитента по уплате комиссионного вознаграждения происходит путем исполнения, то есть так, как это описано в договоре. Можно предположить с большой долей вероятности, что данная форма прекращения обязательств вообще не предусмотрена Гражданским кодексом, так как полностью по определению не подпадает ни под один из урегулированных им способов прекращения, но при этом закон дает сторонам право использовать свои собственные: «обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным … договором» (п. 1 ст. 378 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

Небезынтересно нам и мнение государственных органов управления на вопрос взимания комиссионером суммы вознаграждения из денежных средств, поступивших ему от реализации комиссионного товара, а также на вопрос уплаты комиссионером денежных средств, вырученных от реализации товаров, на счета третьих лиц. Министерство экономики Республики Беларусь в письме от 17.10.2005 г. № 20-01-10/9020 «О прекращении обязательств без поступления денежных средств» говорит следующее:

 «Согласно статье 887 ГК Республики Беларусь комиссионер вправе в соответствии со статьей 340 ГК удержать причитающиеся ему суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента. Вместе с тем, в этом случае комитент не обеспечивает в полном объеме поступление денежных средств и может осуществить операции в размере предельного норматива прекращения обязательств без поступления денежных средств.»

 Позволим себе не согласиться с высказанным утверждением, так как полагаем, что оно является последствием неверной трактовки норм гражданского законодательства. Предупреждая возможные выпады, отметим, что мы с надлежащим почтением и уважительно относимся к мнению государственного органа, но право на ошибку имеет каждый, даже суд, иначе апелляционная, кассационная и надзорная инстанция вряд ли бы были вообще предусмотрены законом.

Сначала рассмотрим вопрос удержания вознаграждения. Право комиссионеры на удержание суммы своего комиссионного вознаграждения действительно существует и может быть исполнено в соответствии с правилами статьи 340 Гражданского кодекса, однако что это собственно за статья? Статья 340 Гражданского кодекса «Удержание» является в то же время собственно и частью четвертой Главы 23 Кодекса «Обеспечение исполнения обязательств», и из содержания статьи 340 в корреспонденции с пунктом 1 статьи 310 следует, что удержание есть способ обеспечения исполнения обязательств должником и применяется в случае неисполнения обязательства должником в срок. Но если сторонами договора комиссии удержание предусмотрено непосредственно как способ исполнения договора, то о применении статьи 340 не может быть и речи, так как обязательства исполняются надлежащим образом без нарушений условий договора. Данное утверждение базируется не только на анализе норм Гражданского кодекса о комиссии, но и на вышеприведенной статье 7, а также статьях 391 и 392 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Соглашение сторон о таком способе исполнения обязательств по выплате вознаграждения не только законно с точки зрения права, но и используется в качестве обычной деловой практики в подавляющем большинстве случаев, что может быть доказано анализом реально сложившейся судебной практики и анализом договоров при проведении проверок субъектов хозяйствования. Кроме этого необходимо правильно проанализировать и момент получения комиссионером вознаграждения – мнения некоторых лиц основываются на том, что выручка комиссионера при удержании им только в сущности начисляется, а не получается на расчетный счет, то есть не связана с получением денег в порядке исполнения своих обязательств комитентом, но это не со всем так: момент получения денег можно доказать платежным документом, в соответствии с которым поступили средства от третьих лиц, а момент получения выручки комиссионером в целях бухгалтерского и налогового учета – это момент утверждения комитентом отчета комиссионера. Следовательно – обязательство комитента перед комиссионером прекращается надлежащим образом и связано с зачислением средств на расчетный счет, как это требует Указ № 373. Данное мнение подтверждается и принятым в развитие Указа № 373 Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 23.11.2005 года № 1317 «Об отдельных вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь», которое в пункте 7 определило, что «прекращение обязательств без поступления денежных средств не ограничивается соответствующими предельными нормативами, установленными Советом Министров Республики Беларусь, в случае удержания комиссионером, поверенным (если иное не предусмотрено законодательными актами) причитающихся ему по договору комиссии, поручения сумм из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента, доверителя».

Теперь о выплате денежных средств комиссионером за счет комитета. Денежные средства, поступившие комиссионеру от реализации комиссионного товара, являются деньгами комитента, так как именно комитент в рамках договора осуществляет правомочия распоряжения ими – перечислить средства на расчетный счет комитента или иного лица, которому в соответствии с договором предоставлены полномочия на получение средств комитента. Да, в законе отсутствует прямое указание на то, что денежные средства, вырученные от реализации товаров являются собственностью комитента, как это сделано в отношение товаров (ст. 886 Гражданского кодекса) но это можно объяснить с той точки зрения, что для бухгалтерского и налогового учета денежных средств не делается разделения статей и счетов учета на деньги собственные и деньги чужие. Деньги – обезличенный объект права собственности и нельзя их объективно разделить, поэтому вводится термин «причитающиеся денежные средства», то есть подлежащие выплате комитенту как его собственные либо подлежащие выплате комиссионеру за его услуги. Производя выплату денежных средств со своего расчетного счета для приобретения Товара-2 в рассматриваемой нами ситуации, комиссионер действует в строгом соответствии с указанием комитента, который таким способом распоряжается своими деньгами, следовательно, деньги, уплаченные за счет комитента, принадлежат последнему и являются встречным предоставлением (ст. 393 Гражданского кодекса) за отпуск третьим лицом товаров, поступающих непосредственно в собственность комитента.

Утверждение о том, что «в этом случае комитент не обеспечивает в полном объеме поступление денежных средств» также можно подвергнуть объективной критике. Если стороны договора, комиссионер и комитент, закрепили в достигнутом соглашении условие о получении денежных средств комиссионером на свой счет, и о дальнейшем распоряжении этими деньгами за счет комитента, то комитент и не обязан обеспечивать поступление выручки себе лично. Деньги и без этого поступают в его распоряжение. Обратное утверждение может привести к известным казусам, например, если покупатель получает в банке кредит под закупку товара и расчет по договору купли-продажи производится со счета банка (кредитная линия), то выходит, что покупателем должен быть банк, поскольку кредитополучатель-покупатель не произвел оплату товаров со свого расчетного счета.

Из всего вышесказанного следует общий вывод:

1.      Получение комиссионером своего вознаграждения из сумм, поступивших от реализации товара, есть получение денежной выручки;

2.      Поступление денежных средств комиссионеру есть получение выручки в денежном выражении комитентом (средства поступили в его распоряжение);

3.      Распоряжение деньгами комитента с расчетного счета комиссионера есть денежная форма прекращения обязательств за товары, поступающие в собственность комитента;

4.      Передача товаров комитентом комиссионеру и получение других товаров комитентом не может являться исполнением обязательств без поступления денежных средств, так как оборот комиссионных товаров (предназначенных для реализации и приобретенных для комиссионера) не являются предметом обязательств: по договору комиссионер оказывает комитенту услуги по продаже и покупке товара, за что получает свое вознаграждение, то есть это обычное оказание услуг.

5.      Ни один из вышеприведенных пунктов не подпадает под действие Указа № 373 и не может включаться в нормативы, так как прекращение всех обязательств в рамках договора комиссии спряжено с выплатой и получением денежных средств в соответствии с условиями заключенного договора и законодательства. Все обязательства в рамках договора прекращаются путем исполнения, а исполнение обязательства без использования денег может происходить только в порядке встречной поставки товара, выполнения работ, оказания услуг, чего в нашем случае не происходит.

 Комиссия, как вид договора, с помощью которого можно избежать бартера, может помочь в первую очередь предприятиям оптовой торговли, ранее приобретавших товары для дальнейшей реализации и рассчитывавшихся за товары встречными поставками. Но, если оптовик в нашей схеме может стать комиссионером, то производитель, заинтересованный в поставках сырья, может занять сторону комитента. Многие производственные предприятия, особенно крупные, на сегодняшний день имеют ряд подчиненных (дочерних) структур, через которые централизовано и производится сбыт готовой продукции, а также снабжение. До недавних пор с этими предприятиями работали по товарообменным договорам или через встречные договоры поставки с последующим зачетом. Теперь для них есть выход и способ сохранить наработанную систему – использовать в своей деятельности договор комиссии, где производитель поручит посреднику-оптовику продать свой товар, а взамен приобрести сырье, необходимое для производственных целей. Но хочется сразу предостеречь организации и предпринимателей от массового штампования комиссионных договоров – каждая сделка уникальна, везде есть свои нюансы, тонкости и проблемы, а в части грамотного применения Указа № 373 тем более не должно быть шаблонного метода работы, который неминуемо приведет к нарушениям. Будьте предельно внимательны, составляя текст договора, и тщательно продумывайте все, что вы собираетесь включить в его текст.

 От договоров меня следует отличать договоры, предусматривающие поставку товаров с одной стороны и оказание услуг или выполнение работ с другой. Назовем эти договоры и операции меноподобными. К меноподобным операциям в первую очередь мы можем отнести договор комиссии, если комиссионер получает (удерживает) свое вознаграждение товаром- частью товара, поступившего от комитента на реализацию или товара, приобретенного для комитента. Сюда же будут относиться договоры, где комиссионер получает от комитента товары, изначально не являющиеся предметом комиссии, то есть передаваемые отдельно, но в рамках того же договора комиссии. Также к меноподобным операциям мы относим давальческие договоры, распространенные в секторе перерабатывающей промышленности и производства. На давальческих договорах стоит остановиться отдельно.

Сущностью давальческого договора является договор подряда на выполнение работ. Давальческая операция не является услугой, так как результатом договора является материальный объект – результат работ. По давальческому договору (договор переработки) давалец поставляет исполнителю (переработчику) сырье, а исполнитель обязуется своими силами из сырья заказчика (либо с частичным использованием собственного сырья) изготовить готовую продукцию (товар). Работы исполнителя по договору оплачиваются деньгами, но на практике гораздо чаще встречается ситуация, когда в качестве вознаграждения производитель забирает часть изготовленной продукции или часть сырья, поставленного на переработку. В первом случае есть выполнение работ с оплатой деньгами, то есть данная ситуация не подпадает под ограничения Указа № 373, а во втором – сумма вознаграждения должна учитываться в предельном нормативе, так как имеет место способ прекращения обязательств, не обеспечивающий поступления денежных средств на расчетный счет исполнителя. Но для производителя есть способ избежать включения сумм в предельный норматив: для этого необходимо параллельно с давальческим договором заключить еще один – купли-продажи (поставки), в соответствии с которым давалец поставляет исполнителю товары (работы, услуги), используемые исполнителем в собственном производстве. После получения сырья по поставке и выполнения работ по давальческому договору стороны производят зачет встречных однородных требований, и для исполнителя-переработчика сумма произведенного зачета не будет включаться в предельные нормативы. Но о зачетах и использовании в собственном производстве товаров (работ, услуг) мы поговорим позднее, при рассмотрении соответствующей нормы Указа.

Есть еще один существенный нюанс. Если конечный товар по давальческому договору был произведен полностью из сырья, предоставленного давальцем, то все разрешается довольно просто, как и было описано выше. Но если товар был произведен с использованием собственного сырья переработчика, то возможностей у сторон гораздо меньше. В расчетах при таких обстоятельствах давалец обязан выплатить производителю вознаграждение и компенсировать ему использование сырья, то есть фактически приобрести использованное сырье в составе готового товара. Если производитель желает получить свое вознаграждение в товарной форме, то последствием такого шага может быть признание сделки непосредственным бартером в части компенсации затраченного при производстве сырья, следовательно, в товарной форме вознаграждение может быть получено только за выполненные работы, в рамках меноподобной операции, использованное сырье должно быть оплачено денежными средствами либо его стоимость должны быть покрыта путем предоставления встречных услуг или выполнения работ. В этом случае в документах следует операции разделить, чтобы показать отдельно товарную форму расчета за переработку сырья в товар и отдельно денежную (работами, услугами) за собственное сырье переработчика.

Как и при комиссии, в давальческом договоре нельзя говорить о прекращении обязательств без поступления денежных средств в отношении поставляемого сырья и изготовленного товара. Товары в рассмотренном нами договоре комиссии, так же как сырье и товар в давальческом договоре, не являются предметом обязательства по договору. Предметом договора комиссии является возмездное оказание услуг по исполнению сделок от имени комиссионера, но за счет комитента, а предметом давальческого договора - возмездное выполнении работ по переработке сырья. Следовательно, встречная передача товаров по обоим договорам не является какой-либо вообще формой прекращения обязательств, поскольку в случае комиссии все товары являются собственностью комитента, а в давальческом – собственностью давальца. Вывод – это формы построение хозяйственных правоотношений, не подпадающие под действие Указа № 373.

 Основным предметом регулирования Указа № 373 является прекращение обязательств по возмездным договорам, исполняемым при осуществлении предпринимательской деятельности. Гражданскому законодательству известно несколько форм, основной перечень которых установлен главой 28 Гражданского кодекса Республики Беларусь (статьи 378-389). Анализ норм Указа дает понять, что запреты или ограничения касаются всех форм прекращения обязательств, если их применение не влечет поступления денежных средств на расчетные счета организаций и предпринимателей. В связи с этим представляются более чем интересными последствия применения таких форм как прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице или прекращение обязательства ликвидацией юридического лица. Ликвидация должника, по сути, никак не зависит от действий кредитора, не получающего деньги, но по смыслу Указа № 373 если ваш должник ликвидировался, не выплатив сумму долга, то вы должны участь сумму непоступившего долга в пределах нормативов, установленных Указом и Постановлением Совета Министров № 952 от 30.08.2005 года. Да, можно сказать, что поскольку ликвидация юридического лица производится по решению Хозяйственного суда или регистрирующего органа, то непогашенная задолженность должна быть списана без нормативов, так как есть акт государственного органа, но точно так же можно возразить, что решение суда, равно как и исполкома, ничего не говорит о прекращении обязательств и само по себе не является основанием для этого. С совпадением кредитора и должника ситуация еще сложнее, проследить это лучше всего на примере простого векселя. Например, юридическое лицо обязалось по векселю и передало его контрагенту в качестве встречного предоставления за приобретенные товары (работы, услуги). В последующем вексель неоднократно передавался «из рук в руки» и в результате очередной сделки попал к самому векселедателю по какому-либо договору. При наступлении срока платежа по векселю предприятие оказывается одновременно кредитором (держателем векселя) и должником по нему, следовательно, обязательства по векселю прекращаются путем совпадения должника и кредитора в одном лице, но денежные средства при этом ни на чей счет не поступают. Вывод – данную сумму необходимо участь в предельном нормативе, поскольку ничто иное Указом № 373 не установлено. И само интересное то, что если норматив будет превышен, то признать эту операцию незаконной с точки зрения гражданского законодательства не получится, равно, как и восстановить задолженность, погашенную при наступлении срока платежа по векселю. Следовательно – формально нарушение Указа налицо, но виновных лиц и наказанных не будет – одним из принципов административной ответственности, в том числе и налагаемой по Указу № 373, является вина в совершении правонарушения. Не исключены и иные правовые казусы при применении Указа, предусмотреть которые в одном комментарии все вместе затруднительно.

 При использовании различных форм прекращения обязательств по возмездным договорам без платежей деньгами стороны договора обязаны соблюдать предельные нормативы, регламентированные Указом № 373 и установленные Постановлением № 952. При этом на практике появились оригинальные случаи, когда следование указаниям вышестоящего органа управления может привести к нарушению норм Указа. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь № 952 от 30.08.2005 года «О предельных нормативах прекращения обязательств без поступления денежных средств в 2005 году» установлены предельные размеры нормативов для Республики Беларусь всего, а также дифференцировано для министерств, концернов, облисполкомов и Минского горисполкома. Указанным органам управления поручено в 15-дневный срок утвердить нормативы прекращения обязательств без поступления денежных средств для соответствующих организаций. «Соответствующими» в смысле Постановления № 952 являются предприятии, подчиненные соответствующему министерству, концерну или исполкому, то есть предприятия, полностью принадлежащие госоргану, имеющие долю государственной (коммунальной) собственности или находящиеся под владельческим надзором. Следовательно, размер предельного норматива конкретному «соответствующему» предприятию может быть установлен вышестоящей организацией в пределах от 0 до уровня, установленного Советом Министров для конкретного органа государственного управления. Например, в декабре 2005 года для предприятия, подчиненного концерну Беллегпром, предельный норматив может быть установлен в пределах от 0 до 7 % по отношению к оплаченной выручке от реализации товаров, работ и услуг. Следует отдельно отметить, что размер предельного норматива рассчитывается нарастающим итогом с начала года. Но существуют конкретные прецеденты, когда орган госуправления устанавливал дифференцированные размеры норматива для подведомственных предприятий, получая доведенную Советом Министров цифру в среднем по отрасли. Например, одному предприятию – 2 %, второму – 12, а в среднем по подчиненной отрасли получаются те же 7 %. Но вот одна загвоздка, которая может возникнуть при проверке – Комитет государственного контроля будет в первую очередь руководствоваться не нормативом, установленным концерном Беллегпром, а процентом, доведенным до этого концерна Советом Министров, поскольку «организации … не имеют права … прекращать обязательства без поступления в установленном порядке денежных средств организации … с превышением предельных нормативов прекращения обязательств, ежегодно утверждаемых Советом Министров Республики Беларусь». Вывод – предприятие, действуя по указанию вышестоящего органа, может допустить нарушение Указа, что влечет гораздо более неприятные для предприятия и его руководителя последствия. Конечно, можно сказать, что органу управления Советом Министров делегированы полномочия на утверждение предельных нормативов, но, право – наука тонкая, в таких случаях издается акт правительства, содержащий как минимум слова «делегировать полномочия», а в 952-м Постановлении таких слов нет, следовательно, нельзя говорить о делегировании полномочий как таковых и праве органа управления устанавливать размеры предельных нормативов с превышением тех, что утверждены Советом Министров.

 Установленные Указом запреты и ограничения не абсолютны. Часть вторая пункта 1.1. Указа № 373 устанавливает шесть случаев, в которых не применяются ограничения, установленные частью первой того же пункта. Следует отметить неточности, допущенные по нашему мнению в комментариях некоторых специалистов: часть вторая п. 1.1. устанавливает исключения только в отношение ограничений, но не запретов, следовательно, отступное и новация, если они не влекут поступления денежных средств на расчетные счета организаций и предпринимателей, не могут быть использованы в хозяйственных отношениях ни при каких обстоятельствах, а иные формы прекращения обязательств, влекущие те же последствия, могут использоваться, поскольку частью третьей п. 1.1. Указа № 373 для таких форм установлены ограничения в части обязанности соблюдать предельные нормативы, но не полный запрет на их использование. Итак, точно следуя логике и тексту Указа № 373, продолжим: «ограничения, установленные в части первой» пункта 1.1., не применяются:

1. «В случаях, когда деятельность по заключению договоров мены не является предпринимательской, поскольку имеет разовый характер и не направлена непосредственно на извлечение прибыли». Из текста Указа нельзя установить четкие критерии для определения – является какая-либо конкретная сделка преследующей цель извлечения прибыли хотя бы одной из сторон, поэтому на сегодня следует рассматривать каждую сделку, каждый договор и операцию отдельно. Привести поясняющий практический пример довольно несложно: некая некоммерческая организация или государственный орган обладает имуществом, например, офисной бумагой формата А4 в избыточном количестве, в то же время организация нуждается в бумаге иного формата – А5. Следуя разрешению Указа № 373, организация вправе заключить договор мены бумаги формата А4 на бумагу формата А5, но если второй стороной по сделке будет являться коммерческая организация, которая занимается, постоянно либо периодически, реализацией таких товаров, то с ее стороны сделка приобретает коммерческий характер, преследуется цель извлечения прибыли, при этом такое утверждение будет справедливым и при реализации товара без дохода, т.е. по себестоимости. При проверке такого договора будет установлено, что одна из сторон преследовала цель получения выгоды от операции, следовательно, такой договор мены недействителен, как противоречащий законодательству. Но если второй стороной будет некоммерческая организация либо коммерческая, но для которой такая сделка является разовой (один раз в течение года) и она, в принципе, не осуществляет того вида деятельности, под который подпадает сделка по реализации бумаги, то такой договор будет иметь законную силу, как не являющийся предметом регулирования Указа № 373.

2. При расчетах с бюджетом, в том числе по налогам, сборам (пошлинам) и другим обязательным платежам. Данное исключение предоставляет субъектам хозяйствования возможность производить зачеты встречных однородных требований по расчетам с бюджетом, а также при уплате денежных средств дебиторами (списании с дебиторов) в государственный бюджет в счет уплаты налогов, пошлин, сборов и иных обязательных платежей субъектов.

Данная норма может использоваться, например, в таком случае: организация А поставила организации В товар, за которых В своевременно не рассчиталась. У предприятия А есть обязанность по уплате налогов в бюджет, но к моменту выплаты налогов предприятие находится на картотеке по причине отсутствия средств. В такой ситуации А представляет в обслуживающую ИМНС заявление на уступку и акт сверки, составленный между А и В, из которого следует задолженность В перед А. На основании представленных документов ИМНС выставляет платежное требование к расчетному счету предприятии В и списывает денежные средства в уплату налогов предприятия А. После этого стороны договора А и В производят зачет встречных однородных требований, где одно из требований основано на договоре за переданный (поставленный) товар, а второе – на обязанности А компенсировать В сумму уплаченных за него налогов. В данном случае прекращение обязательств зачетом происходит без поступления денежных средств на счета организаций, но в предельный норматив сумма зачета не включается, так как одно из обязательств основано на расчете с бюджетом.

Второй пример: орагнизация А приобрела товары за рубежом. При ввозе товаров на территорию Беларуси предприятие А обязано произвести таможенную очистку товаров (уплата таможенных пошлин, сборов и ввозного НДС), но денежные средства у А отсутствуют. Предприятие В, являющееся дебитором (должником) А, и обладая нужной суммой средств, уплачивает необходимые для таможенной очистки товара платежи. Возникают встречные однородные требования – оплатить поставленный товар и компенсировать уплаченные в бюджет деньги. Сумма зачета не подлежит включению в нормативы по тем же причинам, что и в первом примере.

Аналогичная ситуация складывается и с платежами в Фонд социальной защиты населения, средства которого внесены в состав государственного бюджета, равно как и с платежами в бюджетные и инновационные фонды, включенные в бюджет в соответствии с пунктами 2 и 3 Закона «О бюджете Республики Беларусь на 2006 год» (Закон Республики Беларусь от 31 декабря 2005 г. № 81-З)

3. «При расчетах векселями Правительства и Национального банка». При передаче таких векселей между организациями и предпринимателями сумма векселя не будет учитываться в составе предельного норматива, то есть фактически в отношении Указа № 373 данные векселя играют роль денежных средств. Такая роль векселей Правительства и Национального банка не влияет на иные отношения и иные свойства векселей, во всех прочих операциях они так и остаются векселями со всеми свойствами и особенностями их оборота. Особенность применения таких векселей состоит в том, что они выписываются на большие суммы и в основном используются в межбанковском кредите или при выдаче (погашении) правительственных займов, то есть крайне редко попадают в руки субъектов хозяйствования. Но, тем не менее, при передаче векселя в рамках заключенного договора прекращение обязательств происходит путем надлежащего исполнения (статья 379 Гражданского кодекса Республики Беларусь) без поступления денежных средств и сумма исполнения по векселю Правительства и Национального банка фактически учитывается в составе денежных операций.

Исключение, установленной данным абзацем Указа № 373 не распространяется на простые и переводные векселя банков и субъектов хозяйствования. Если в договоре поставки в качестве встречного предоставления за поставленный товар предусмотрена передача векселя, то формой прекращения обязательств является надлежащее исполнение, которое не влечет поступления денежных средств на расчетный счет. Даже если продавец товара погасит (учтет) полученный от покупателя вексель в банке, то суммы поступившей выручки является выручкой от погашения (реализации) векселя как ценной бумаги и долгового обязательства, но не выручкой от реализации товара. В соответствии с законодательством о бухгалтерском учете, выручка от реализации в учете предприятия-продавца показывается датой получения векселя (составления акта приема-передачи векселя и совершения индоссамента, передаточной надписи) и не связана с дальнейшей юридической судьбой данной ценной бумаги. Субъект хозяйствования, получивший вексель, имеет право погасить (учесть) его в банке или передать далее по цепочке в погашение собственных договорных обязательств, но стоит четко понимать, что погашение векселя есть право, а не обязанность в отличие от внешнеторговых сделок, где резидент-экспортер обязан получить выручку на свой счет в уполномоченном банке путем погашения (учета) векселя.

4. «При расчетах за услуги по транзиту и транспортировке природного газа, поставляемого открытым акционерным обществом "Газпром"». Данное исключение сделано для определенной категории предприятий и никоим образом не связано с потреблением белорусскими предприятиями газа и расчетами за него.

5. «При зачете встречных однородных требований по договорам купли-продажи, подряда, возмездного оказания услуг в связи с использованием товаров (работ, услуг) в собственном производстве». Данное исключение является фактически наиболее важным в Указе, поскольку большинство зачетных операций в первую очередь связано так или иначе с производственными предприятиями, значительное количество которых испытывает нехватку денежных средств.

В данной норме есть несколько ключевых моментов, которые требуют отдельного разъяснения:

·         Исключение применяется только при использовании сторонами зачета как способа прекращения обязательств (статья 381 Гражданского кодекса Республики Беларусь), возникших на основании заключенных договоров. Любые иные формы, способы расчета, встречного предоставления или прекращения обязательств не дают возможности исключать суммы прекращенных обязательств из предельного норматива даже при условии получения по таким операциям товаров, работ или услуг, используемых в собственном производстве.

·         Обязательства, прекращаемые зачетом встречных однородных требований, должны быть основаны на договорах купли-продажи, подряда и возмездного оказания либо на договорах, являющихся разновидностью указанных. Например, поставка является подвидом купли-продажи, комиссия – разновидностью услуг, давальческий договор на переработку сырья – частный вид договора подряда на выполнение работ и т.д. Одно из требований Указа и государственных органов, разъясняющих его нормы - чтобы этим требованиям удовлетворяли оба договора, обязательства по которым прекращаются зачетом. Исходя из этого положения, зачет, произведенный по обязательствам, одно из которых основано на договоре купли-продажи, а второе, например, на договоре аренды, будет в любом случае включаться по сумме в предельный норматив, в том числе и при получении товаров используемых для собственного производства, поскольку данная ситуация Указом не предусмотрена, а аренда не является ни работой ни услугой.

·         Полученные субъектом товары, работы или услуги должны использоваться в собственном производстве, при этом упор, как и ранее, делается на факт использования, то есть для зачета встречных однородных требований без включения в нормативы необходимо погашение обязательств по оплате товаров, работ и услуг, уже использованных или используемых в производственном процессе. То есть нельзя, например, зачесть таким образом обязательства по оплате сырья, приобретенного на будущее, про запас. Термин «собственное производство» в конечном итоге не следует понимать как производство, подтвержденное сертификатом БелТПП, поскольку большинство белорусских товаропроизводителей не имеет такого сертификата по причине необязательности его получения и оформления. Подтверждением использования товаров, работ или услуг в собственном производстве является соответствующее указание в договоре купли-продажи, подряда, оказания услуг цели приобретения – «для собственного производства» и включение расходов по приобретению этих товаров, работ, услуг в состав затрат на производство и расходов по реализации товаров, продукции, работ, услуг. Использование амортизируемого имущества в собственном производстве подтверждается включением сумм начисленной по нему амортизации в названные затраты (часть вторая пункта 6 Постановления № 1317 от 23.11.2003 года). Предложенная Правительством формулировка не слишком удобна для заинтересованных предприятий по следующим причинам:

а) Не во всех видах договоров должна указываться цель приобретения. Требование об указании цели приобретения следует из Указа Президента Республики Беларусь от 7 марта 2000 года «О некоторых мерах по упорядочению посреднической деятельности при продаже товаров» и касается только договоров, по которым осуществляются товарные операции (купля-продажа, поставка, контрактация, мена, комиссия, поручение) в порядке осуществления посреднической деятельности, то есть где одной из сторон договора является посредник. Понятие «цель приобретения» не применимо к работам и услугам, следовательно, такое условие не нужно включать в договоры, при исполнении которых товар не используется.

б) Даже если цель приобретения указывается в договоре, то конечная цель использования товара может с ней не совпадать: с момента получения товаров по договору, предусматривающего любую цель приобретения (кроме договоров поручения, комиссии и давальческих), получатель товара становится его собственником. Право собственности подразумевает наличие у собственника одновременно трех правомочий в отношении товара (пункт 1 статьи 210 Гражданского кодекса Республики Беларусь): права владения (физическое обладание объектом), права пользования (эксплуатация полезных свойств и характеристик товара) и права распоряжения (возможность определять юридическую судьбу объекта). Исходя из имеющихся правомочий, собственник вправе самостоятельно и без дополнительного согласования с кем бы то ни было, определять конечное назначение товара, цель его фактического использования, которая может быть отлична от цели приобретения, указанной в договоре. Данный момент специально оговорен в Указе № 117 (пункт 1.8.) и дублируется в Постановлении Минэкономики № 43 от 22 апреля 1999 года (пункт 2.11.). Утверждения о том, что цель фактического использования товаров в любом случае должна соответствовать цели его приобретения, равно как и указание на то, что использование товара по иному назначению, нежели оговорено в договоре на приобретение, влечет обязательство внести в договор соответствующие изменения, являются необоснованными, так как такое мнение на законе не основано. Есть лишь ограничения в применении оптовых надбавок, но к области запретов такие меры относить, по меньшей мере, неправильно. Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что собственник самостоятельно определяет, как будет использоваться товар, приобретенный по договору, и никак не связан условиями договора, по которому товар приобретен. Можно приобрести товар для оптовой торговли и использовать его в собственном производстве, указать цель приобретения «для собственного производства» и реализовать в порядке осуществления оптовой торговли, купить для вывоза из Республики Беларусь и потребить внутри организации.

Таким образом, поскольку в Указе № 373 вообще ничего не говорится о цели приобретения и необходимости ее указания в договоре, следует уделять основное внимание именно фактическому использованию товара без жесткой привязки к цели приобретения. Проще говоря, зачет без включения в предельный норматив можно произвести и в том случае, если товар приобретен, к примеру, для оптовой торговли, но расходы по его оплате включены в состав затрат на производство и реализацию, так как соблюдается норма Указа № 373 «в связи с использованием товаров (работ, услуг) в собственном производстве». Включение расходов по приобретению товаров (работ, услуг) в состав затрат на производство и реализацию невозможно при дальнейшей перепродаже товаров, так как по производственно-торговым и оптовым операциям предприятия обязаны вести раздельный учет.

При толковании норм Постановления № 1317 в части определения подтверждения использования товаров в собственном производстве следует понимать, что терминологически понятие «состав затрат на производство» не совпадает и не должно приравниваться к понятию «включение в себестоимость» или к понятию «затраты, учитываемые при налогообложении» - экономически, логически и юридически это разные категории, различные понятия.

Подводя логический результат вышеизложенного, можно дать ответ на вопрос, более всего волновавший предприятия – как будет отражаться зачет между производителем и оптовиком: производитель имеет право на осуществление зачета без включения суммы в предельные нормативы, а оптовик обязан ту же сумму включать в состав предельного норматива. При этом если проведение зачета приводит у оптовика к превышению норматива полностью или частично, оптовое предприятие вправе отказать производителю в осуществлении зачета на законных к тому основаниях. Взаимные обязательства должны будут погашаться иными способами по выбору контрагентов или зачитываться в будущих периодах при наличии такой возможности у предприятия-оптовика. Данное утверждение содержится и в части первой п. 6 Постановления № 1317 от 23.11.2005 года.

6.      «В случае прекращения обязательства без поступления в установленном порядке денежных средств организации, индивидуальному предпринимателю в связи с невозможностью его исполнения либо на основании акта государственного органа». Данная норма содержит два различных способа прекращения обязательств:

·         Невозможность исполнения (статья 386 Гражданского кодекса Республики Беларусь) – наступление для стороны обстоятельств, за которые она не отвечает. Как правило, под обстоятельствами, за которые сторона не может отвечать, понимаются форс-мажорные обстоятельства.

·         Прекращение обязательства на основании акта государственного органа (статья 387 Гражданского кодекса Республики Беларусь) - если в результате издания акта государственного органа исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части. К актам государственных органов следует относить также и решения суда, из которых следует прекращение обязательств по оплате товаров при удовлетворении встречного иска или списание задолженности на основании акта, составленного судебным исполнителем, при наличии двух встречных решений о взыскании денежных сумм между двумя субъектами хозяйствования.

 Изложенные выше исключения из норм Указа не являются исчерпывающими, в гражданском законодательстве существуют дополнительные возможности, позволяющие сторонам хозяйственного оборота осуществлять операции с одной стороны в целях достижения экономической выгоды при отсутствии у части из них денежных средств, и с другой стороны - в полном соответствии с Указом № 373, как это было описано для договора комиссии.

Итак, в Указе № 373 в части установления запретов и введения ограничений речь идет о прекращении обязательств. Условно для целей Указа все формы прекращения обязательств делятся на две группы:

·         Связанные с поступлением денежных средств – никак Указом № 373 не ограничиваются.

·         Не связанные с поступлением денежных средств – Указом № 373 частично запрещены, а частично ограничены в применении путем установления предельного норматива.

При этом в нормах Указа делается акцент на то, что все операции должны производиться «в установленном порядке». Установленным порядком, как уже было сказано, является порядок, определенный законом и договором, соответствующим закону. Следовательно, стороны вправе использовать все легальные возможности закона в своих целях, соблюдая принцип использования форм прекращения обязательств, связанных с поступлением денежных средств, как не ограниченных Указом № 373 к применению.

Обязательство, в соответствии со статьей 290 Гражданского кодекса Республики Беларусь, должно исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства. В обязательстве присутствуют две стороны – кредитор и должник. Носителем обязательства является должник и, в соответствии со статьей 293 Гражданского кодекса Республики Беларусь, должник имеет право на исполнение обязательства кредитору или третьему лицу, которому кредитором предоставлены права на принятие обязательства от его имени. Перенося данный теоретический принцип на практическую ситуацию, мы можем сказать о том, что можно заключить, например, договор поставки, в котором будет определено, что обязательство должно быть исполнено третьему лицу, названному в договоре. В принципе, не обязательно изначально называть третье лицо, можно лишь определить, что обязательство подлежит исполнению кредитору или третьему лицу, названному кредитором (например, «оплата товаров по настоящему договору производится платежным поручением покупателя на расчетный счет поставщика или иного лица, указанного поставщиком»). Кредитор, пользуясь такой возможностью, в письменной форме (письмом) уведомляет должника о необходимости произвести платеж за поставленный товар по реквизитам такого-то лица в соответствии с условиями договора. В случае если должник ответит в той же форме кредитору о своем согласии, то можно судить о заключении сторонами дополнительного соглашения к договору касательно определенной суммы обязательств (заключение соглашения путем обмена письмами, применяются те же правила, что и установленные статьей 404 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Если должник в разумный срок не отвечает и не возражает против указаний кредитора, то следует говорить о согласии должника исполнить обязательство третьему лицу в соответствии с условиями заключенного сторонами договора. Проведение платежа третьему лицу, указанному кредитором, является надлежащим исполнением обязательства в пользу кредитора в денежной форме, то есть к данному перечислению не применяются ограничения и запреты Указа № 373. Расчет произведен в установленном порядке, денежные средства поступают на расчетный счет третьего лица в распоряжение кредитора по сделке, как этого и требует Указ. Позиция, что при таком исполнении обязательства кредитор не обеспечивает поступления денежных средств на свой расчетный счет, несостоятельна, так как кредитор в данном случае и не обязан получать деньги именно на свой счет, средства перечисляются в его пользу, поступают в его распоряжение и принятие исполнения третьим лицом в данном случае также происходит от имени и за счет кредитора. Здесь следует разграничить понятия «третьему лицу» (статья 293 Гражданского кодекса Республики Беларусь) и «в пользу третьего лица» (статья 400 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Исполнение «третьему лицу» означает наличие у третьего лица полномочий на принятие исполнения, но при этом третье лицо не вправе требовать (в том числе и по суду) исполнения именно ему, поскольку у должника есть альтернатива – исполнить обязательство на расчетный счет кредитора. Уплачиваемые третьему лицу деньги не поступают в его собственность и распоряжение, а являются собственностью и объектом распоряжения кредитора по обязательству. Исполнение же «в пользу третьего лица» представляет собой правовую конструкцию, по которой третье лица фактически само становится таким же кредитором, в том числе и с правом предъявления требования об исполнении обязательства именно ему, денежные средства поступают здесь в собственность третьего лица и оно вправе распоряжаться ими самостоятельно по своему усмотрению.

Обратная ситуация просматривается из норм статьи 294 Гражданского кодекса Республики Беларусь: «Исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из законодательства, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом». Из текста нормы следует, что третье лицо, исполнившее обязательство за должника не является должником, как стороной в обязательстве, и выплата денежных средств третьим лицом прекращает обязательства должника – уплата произведена от его имени и за его счет. Способ прекращения обязательства – надлежащее исполнение, форма – денежный расчет, что Указом № 373 не ограничивается.

Теперь сводим воедино две рассмотренные конструкции договорных отношений по статьям 293 и 294 Гражданского кодекса Республики Беларусь, и рассмотрим практический пример. Существуют три резидента Республики Беларусь – предприятия «А», «В» и «С». Между «А» и «В» заключен договор поставки, в соответствии с которым предприятие «А» поставило товар предприятию «В», а «В» должно произвести оплату принятого товара. Договором предусматривается, что оплата товара производится с расчетного счета «В» либо с расчетного счета третьего лица - «С» в порядке исполнения обязательства третьим лицом по правилам статьи 294 Гражданского кодекса Республики Беларусь. В то же время заключен договор между «В» и «С», которым предусмотрено, что «В» поставляет «С» товар, а предприятие «С» производит оплату товара на расчетный счет кредитора или на расчетный счет третьего лица «А», указанного кредитором в порядке применения статьи 293 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Предприятие «С» производит оплату принятого им от «В» товара на расчетный счет «А», надлежащим образом прекращая свое обязательство в денежной форме по договору между «В» и «С». В то же время «С», являясь третьим лицом в договоре между «А» и «В» исполняет одновременно обязательства «В» по оплате товара, поставленного предприятием «А» предприятию «В», поскольку «С» перечисляет денежные средства в распоряжение «В» как своего кредитора, одновременно «В» распоряжается своими денежными средствами, зачисленными на расчетный счет «А», передавая их в оплату полученного от «А» товара. Для уточнения взаимоотношений «А» и «В» могут составить акт сверки расчетов и указать сумму, поступившую от «С» как выручку «А» от реализации товара, поскольку назначение платежа в платежном поручении «С» будет формироваться на основании договора между «В» и «С» и за поставленный по данному договору товар.

Вывод всего вышесказанного - между тремя сторонами заключены и исполнены два договора поставки, способ прекращения обязательств по обоим договорам – надлежащее исполнение, форма исполнения – перечисление денежных средств в установленном законом и договором порядке, следовательно, данный способ исполнения обязательств и построения взаимоотношений никоим образом не противоречит Указу № 373. Все взаимоотношения сторон строятся без использования договоров перевода долга или уступки требования, сторонами не производятся зачеты встречных однородных требований и не используются иные способы прекращения обязательств кроме надлежащего исполнения в денежной форме. Несомненно, положительным моментом такой конструкции является то, что товары, поставляемые сторонами, могут приобретаться и использоваться для любых целей, связанных или не связанных с производством товаров (работ, услуг).

 Следует упомянуть договоры, заключенные, и обязательства, возникшие до вступления в силу Указа № 373. Указ был опубликован 18 августа 2005 года в газете «Советская Белоруссия» и именно от этой даты следует отталкиваться при определении порога информированности субъектов хозяйствования о вступивших в юридическую силу нормах. Все договоры, заключенные после 1 августа 2005 года должны исполняться в соответствии с правилами Указа № 373, если же договор противоречит Указу, то он должен быть расторгнут с возвратом всего полученного либо стороны должны изменить договор таким образом, чтобы он соответствовал законодательству. Не во всех случаях это возможно, но принципиально можно сказать, что безвыходных ситуаций нет, тот же договор мены, заключенный, например, 5 августа, можно заменить двумя встречными договорами поставки. Относительно договоров, заключенных до 1 августа 2005 года Указ гласит, что они «исполняются в порядке, установленном законодательством, действовавшим до дня вступления в силу данного Указа, в течение не более одного года, без права продления срока их действия». Выделяем ключевые моменты данной нормы:

·         Указ определяет – «исполняются», а исполнение есть один из способов прекращения обязательств, следовательно, договор должен исполняться в том порядке, который им предусмотрен. Применение иных способов прекращения обязательств кроме надлежащего исполнения, если их использование не влечет поступления денежных средств на расчетные счета организаций и предпринимателей, должно производиться в соответствии с нормами и правилами Указа № 373. Например, если между сторонами заключены два встречных договора поставки и по ним существуют неисполненные обязательства уплатить цену товара, то прекращение таких обязательств зачетом не является надлежащим исполнением договора, следовательно, должно ограничиваться предельными нормативами, если стороны не подпадают под исключения, установленные самим Указом. Даже если сторонами в договоре предусмотрено, что стороны вправе произвести зачет либо непосредственно производят зачет без применения альтернативных способов расчета, это не делает зачет надлежащим исполнением. В то же время договоры мены, заключенные до 1 августа 2005 года могут исполняться без ограничений и без включения стоимости обменянных товаров в предельные нормативы, так как встречная поставка товара это надлежащее исполнение, а не зачет. Точно также обстоит дело с договорами, предусматривающими передачу векселей в качестве встречного предоставления за поставленные (переданные) товары (работы, услуги).

·         Максимальный срок исполнения договоров, заключенных до вступления в силу Указа № 373 – до 1 августа 2006 года, то есть не более одного года в рамках действия Указа. Если срок договора истекает ранее, то исполнение договора также ограничивается этим сроком, за исключением, конечно, допущения одной из сторон просрочки или иного ненадлежащего исполнения договора. Если договор заключен на длительный срок и заканчивает свое действие позже 1 августа 2006 года, то срок его исполнения ограничивается 1 августа 2006 года.

·         При истечении срока действия договора ранее 1 августа 2006 года стороны не вправе продлевать срок действия договора. Если же данный договор принципиально важен для сторон как факт, то его действие можно продлить при условии приведения условий договора в соответствие с требованиями Указа № 373.

 Одним из самых важных с точки зрения субъектов хозяйствования является вопрос перемены лиц в обязательстве, то есть заключения договоров перевода долга и уступки требования. В первые дни действия Указа № 373 зачастую приходилось сталкиваться с тем, что уполномоченные банки отказывали клиентам в проведении платежей по таким договорам, так как, по их мнению, заключение и исполнение договоров о перемене лиц в обязательстве противоречил Указу.

Перевод долга, равно как и уступка требования не являются способом прекращения обязательств по возмездным сделкам, так как обязательство, существовавшее между первоначальными сторонами договора, не прекращается, в нем лишь изменяется должник (носитель обязательства) или кредитор, само же обязательство при этом остается неизменным. Из этого следует вывод, что заключение договоров перевода долга и уступки требования никоим образом не запрещено и не ограничено Указом № 373. Однако, не все так просто, как может показаться на первый взгляд: если момент заключения договора никак Указом не ограничивается, то могут быть ограничены последствия исполнения договора.

Все договоры о перемене лиц в обязательстве можно условно разделить на две основные группы по признаку наличия обязательств, ранее существовавших между первоначальным должником и новым должников при договоре перевода долга и, соответственно, между первоначальным кредитором и новым кредитором при договоре уступки требования. Поскольку перевод долга и уступка требования во многом схожи, рассмотрим пример с переводом долга.

По договору поставки предприятие «А» поставило предприятию «В» товар, но предприятие «В» не имеет возможности рассчитаться в срок, поэтому, с согласия «А» как кредитора, переводит свой долг на предприятие «С». Предприятие «С», являясь с момента заключения договора перевода долга стороной в обязательстве, ранее существовавшем между «А» и «В», производит оплату за товар, поставленный в рамках договора поставки. Но, поскольку «С» приняло на себя обязательство предприятия «В» и произвело оплату, то в рамках договора перевода долга «В» становится должником «С», дебитором за долг, принятый последним. Эта задолженность погашается уплатой денежных средств в соответствии с условиями перевода долга. То есть, рассматривая движение товарно-материальных средств и денежных средств между всеми резидентами, мы видим: «А» поставило товар предприятию «В», «С» рассчиталось за поставленный предприятием «А» товар, а предприятие «В» компенсировало резиденту «С» принятый им долг в сумме обязательства. Поскольку все обязательства прекращаются в денежной форме, такая ситуация никак не подпадает под действие Указа № 373.

Вторая группа - это договоры перевода долга или уступки требования, где возникает возможность проведения зачетов. Например, те же три предприятия, «А», «В» и «С», «А» поставило «В» товар, «В» перевело свой долг на «С», а «С» произвело оплату за поставленный товар на расчетный счет «А». Но, допустим, предприятия «В» и «С» связаны существующим к моменту перевода долга обязательством, следующим из договора поставки между ними: «В» поставило предприятию «С» некий товар и «С» имеет обязательства по оплате этого товара перед «В». При заключении и исполнении договора перевода долга обязательства по договору, где «А» является кредитором, прекращаются, но остаются обязательства по договору перевода долга в части обязанности «В» компенсировать предприятию «С» переведенный на него долг и обязательства предприятии «С» оплатить товар, полученный от предприятия «В» по ранее заключенному договору поставки. Данные обязательства являются встречными (предприятия «В» и «С» должны друг другу) и однородными (обязательства выражаются в необходимости уплаты денежных средств), следовательно, могут быть прекращены зачетом с соблюдением норм статьи 381 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Ограничение зачетных операций при этом должно производиться в соответствии с условиями Указа № 373. Аналогичная ситуация возникает и при заключении субъектами хозяйствования договора уступки требования: новый кредитор, получивший требование, становится дебитором первоначального кредитора, так как должен выплатить ему денежные средства в сумме полученного требования, а если при этом первоначальный кредитор является одновременно должником нового кредитора за некий товар, поставленный до уступки, встречные однородные обязательства между ними могут прекращаться зачетом.

Зачет, возникающий между организациями и предпринимателями, где одно из обязательств основано на договоре перевода долга или уступки требования, стоит рассмотреть отдельно и детально. Договор уступки требования описан в законодательстве подробнее, поэтому будем в первую очередь основываться на нем.

Как было сказано выше, оба обязательства, прекращаемые зачетом встречных однородных требований, должны быть основаны на договорах купли-продажи, подряда и возмездного оказания услуг либо на договорах, являющихся разновидностью указанных, в противном случае сумму зачета придется включать в состав предельного норматива независимо от использования полученных товаров (результатов работ, услуг). Рассмотрим ситуацию, когда сторона 1 является кредитором стороны 2 на основании договора купли-продажи (поставки), а сторона 2 является кредитором стороны 1 как первоначальный кредитор, уступивший стороне 1 свое требование к должнику, то есть требование выражается в праве на получение компенсации за уступленное требование. Если в поставках между сторонами присутствует некий товар, использованный для собственного производства, то следует оценить возможность проведения зачета без включения в предельные нормативы, а для этого нужно проанализировать правовую природу обоих договоров, на которых базируются требования. С договором купли-продажи (поставки) все предельно ясно, но как классифицировать уступку требования и обязанность выплаты компенсации при ней? В соответствии со статьей 353 Гражданского кодекса Республики Беларусь «право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования)», то есть уступка требования есть самостоятельная сделка. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (статья 154 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Прекращение обязанностей в гражданском праве следует разграничить с понятием прекращения обязательств, так как в нашем примере с момента уступки требования прекращаются гражданские права первоначального кредитора на получение встречного предоставления от должника, но это не влечет прекращения обязательств должника. Гражданские права в тот же момент устанавливаются у нового кредитора, то есть налицо сделка. К какому виду договоров она относится? Признать ее работами нельзя, услугами – нельзя, поскольку отсутствует деятельность поставщика услуг (нового кредитора) по удовлетворению нужд потребителя (первоначального кредитора). Можно представить уступку требования как куплю-продажу имущественного права, но такое утверждение не будет подкрепляться теми документами, которые составляют стороны на практике. Можно представить договор уступки требования в качестве отдельного вида обязательств как, например, аренду, но такое утверждение также не совсем состоятельно, поскольку, в сущности, невозможно установить те гражданско-правовые обязательства, которые являются предметом уступки как договора. Неразрывность сделки (договора) уступки требования с тем договором, на основании которого требование изначально возникло, приводит нас к выводу, что уступку требования нельзя вообще классифицировать как отдельную сделку и вид обязательства, а следует применять к ней правила того договора, на основании которого требование возникло. Перемена лиц в обязательстве путем уступки требования или перевода долга нельзя представить в качестве хозяйственной сделки, предпринимательской деятельности, так как предметом такого соглашения является только смена кредитора или должника в обязательстве без искажения или изменения его первоначальной сущности и без извлечения дохода от перемены лиц. Отсутствие мотива извлечения дохода ставит соглашения о перемене лиц в обязательстве в разряд сделок, не относящихся к предпринимательской деятельности, то есть выпадающий из предмета регулирования Указа № 373. Следовательно, при рассмотрении вопроса о зачете встречных однородных требований, где одно требование основано на договоре купли-продажи товаров (подряда, возмездного оказания услуг), используемых в собственном производстве, а второе представляет собой обязанность компенсации переведенного долга или уступленного требования, мы приходим к выводу о возможности проведения зачета без включения его суммы в предельный норматив. Исключение из этого правила будут составлять те договоры уступки требования и перевода долга, где обязательство возникло из договора, не являющимся куплей-продажей, подрядом или возмездным оказанием услуг.

 Ограничения, предусмотренные Указом № 373, коснулись не только сугубо хозяйственных сделок предприятий и предпринимателей, но и таких внутренних вопросов предприятий, как выплата заработной платы и получение работниками товарно-материальных ценностей от нанимателей. Часто встречающаяся ситуация: работник желает приобрести у нанимателя товар, являющийся собственностью нанимателя. Разрешается данный вопрос, как правило, заявлением работника с просьбой о передаче ему товара. В подавляющем большинстве случаев формулировка заявления следующая: «прошу выдать мне товар такой-то в счет заработной платы». На заявлении работника излагается положительная резолюция руководителя либо издается приказ с той же формулировкой: «выдать Иванову И.И. товар такой-то в счет заработной платы, бухгалтерии удержать стоимость товара из заработной платы Иванова И.И.». Данные документы позволяют судить о том, что в отношениях между работником и предприятием-нанимателем существуют два договора: договор купли-продажи на конкретный товар, который работник пожелал приобрести, и второй договор – трудовой, в соответствии с которым работник получает заработную плату за свой труд. Обязательства по данным договорам в размере стоимости переданного работнику товара прекращаются зачетом встречных однородных требований, следовательно, такая форма прекращения обязательств подпадает под действие Указа № 373, и, как мы говорили ранее, если одно из обязательств, прекращаемых зачетом, не основано на договоре купли-продажи, подряда или возмездного оказания услуг, сумма зачета учитывается предприятием-нанимателем в составе предельного норматива. Но оценка данной ситуации не должна быть однозначной: Указ № 373 устанавливает для организаций и предпринимателей ограничения «при осуществлении предпринимательской деятельности», следовательно, необходимо сначала установить – является ли реализация товара работнику предпринимательской деятельностью для нанимателя? Если товар, выданный работнику, систематически является предметом сделок нанимателя с третьими лицами (физическими и юридическими), а также, если деятельность нанимателя по реализации товара работнику подпадает под определение, закрепленное в части второй пункта 1 статьи 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь, то сумма зачета должна включаться в предельный норматив. Если же сделка является для нанимателя разовой, и данный товар был произведен или приобретен не для дальнейшей реализации, то сделка не является предпринимательской, следовательно, зачет никак не связан с предпринимательской деятельностью и не является сферой регулирования и ограничений Указа № 373.

Но выдача работнику товара не ограничивается возможностью заключения между работником и нанимателем договора купли-продажи - товар может быть выдан работнику в качестве натуральной оплаты труда. Статья 74 Трудового кодекса в части второй гласит: «с согласия работника допускается замена денежной оплаты полностью или частично натуральной оплатой». Существует мнение, что решение нанимателя о выплате заработной платы в натуральной форме полностью или частично может быть принято только в отношении всех работников сразу, а не в отношение одного работника. Позволим себе не согласиться с данным утверждением: Трудовой кодекс говорит нам о необходимости получения согласия «работника», а не «работников», кроме того, отсутствуют какие-либо нормы и нормативно закрепленные правила, говорящие об обратном. Соответственно, наниматель вправе с согласия конкретного работника выдать ему заработную плату в натуральной форме. Применительно к приведенной нами форме заявления работника можно сказать, что наниматель может избежать необходимости производить зачет, если по иному сформулирует свой приказ или резолюцию, и укажет: «Выдать работнику Иванову И.И. заработную плату за такой-то период в натуральной форме передачей ему такого-то товара». Из этой формулировки будет следовать, что передача товара состоялась в рамках заключенного трудового договора, и отсутствует факт зачета, подлежащего нормированию. То, что прекращение обязательств по трудовому договору произошло без использования денежных средств не должно настораживать нанимателя, поскольку трудовые правоотношения не являются предпринимательской деятельность и к ним нормы Указа № 373 не применяются.

Похожая ситуация складывается в том случае, если работник является потребителем товаров, реализуемых нанимателем, как юридическим лицом, через его розничный магазин. Работник, приобретая товары в этом магазине, заключает с предприятием договор розничной купли-продажи в устной форме с последующим удержанием стоимости приобретенных товаров из заработной платы. Зачет, производимый в данном случае, следует рассматривать как включаемый в предельный норматив, если трудовым, коллективным договором или иным способом не установлено, что выдача товаров в пункте розничной торговли нанимателя есть выдача заработной платы в натуральной форме.

Еще более интересна ситуация при обеспечении работников питанием в столовой, находящейся на балансе нанимателя. Работник, приобретая продукты питания в столовой, является стороной договора розничной купли-продажи, прекращение обязательств по которому происходит путем зачета требования к заработной плате, однако не всегда продажа продуктов питания в данном случае относится к хозяйственной деятельности нанимателя. Существуют две категории объектов общественного питания:

·         Созданные в форме структурного подразделения или отдельного юридического лица с целью осуществления хозяйственной деятельности по изготовлению и реализации продуктов питания и получения прибыли от нее (организация питания для всех посетителей независимо от того, являются они работниками предприятия или нет);

·         Созданные в форме структурного подразделения или отдельного юридического лица, осуществляющие вспомогательную деятельность и обеспечивающие выполнение основного вида деятельности предприятия-нанимателя без получения прибыли от реализации питания (организация питания по принципу закрытого общепита, то есть только для своих работников).

В первом случае следует либо нормировать сумму, зачтенную к заработной плате работников, так как реализация пищи является предпринимательской деятельностью, либо достигать в той или иной форме соглашения с работниками и выдаче им питания в качестве натуральной формы оплаты труда. Во втором случае Указ № 373 никак не влияет на форму расчета, то есть независимо от того, будет ли производится выдача товаров с прекращением обязательств по их оплате путем зачета к заработной плате, или это будет выдача зарплаты в натуральной форме – включению в предельные нормативы сумма произведенного зачета или неденежного способа прекращения обязательств не подлежат, так как реализация пищи не является предпринимательской деятельностью и нормы Указа № 373 на эти отношения не распространяются.

 Довольно важным вопросом в применении Указа № 373 является возврат товара. Многие субъекты хозяйствования, оптовые и розничные предприятия, работают по договорам купли-продажи, предусматривающим оплату товара по мере его реализации покупателем, а также возможность возврата товара при невозможности его реализации либо по истечении определенного срока. Существует мнение о том, что возврат товара в рамках одного договора является товарообменной (бартерной) операцией, так как право собственности на товар сначала переходит от продавца к покупателю, а затем обратно, от покупателя к продавцу. Обоснованием такой позиции является и то, что гражданское законодательство говорит о мене товара на товар, не выделяя то, что товар должен быть разным, следовательно, он может быть одним и тем же. Но утверждение о возврате, как товарообменной операции, не совсем состоятельно - возврат товара может осуществляться по соглашению сторон по любым основаниям (несоответствие качеству или иным характеристикам, отсутствие реализации товара, истечение срока, установленного соглашением сторон для реализации и т.д.). Реституцией это не является в точном смысле этого слова, так как реституция предполагает возврат сторонами всего полученного по сделке только при признании сделки недействительной по тем или иным основаниям. А поскольку сделка действительна, то возврат необходимо понимать как термин, подразумевающий обратную передачу товара в том же порядке, что и при реституции, но по соглашению сторон. Право сторон на осуществление такой операции следует из положения Гражданского кодекса Республики Беларусь о свободе договора, поскольку соглашение о возврате закону не противоречит. При этом возврат товара по соглашению сторон не является способом прекращения обязательств, поскольку в момент возврата обязательство оплатить товар в данной части считается не возникшим вообще, следовательно, возврат не подпадает под действие и ограничения Указа № 373. При осуществлении операций по возврату товаров должно составляться соглашение, а в товаросопроводительной документации необходимо делать оговорку о том, что это возврат и осуществляется он на основании соглашения.

 Ответственность, предусмотренная Указом № 373 – административная, то есть штраф на руководителя юридического лица или индивидуального предпринимателя может быть наложен только при наличии его вины в несоблюдении норм Указа. Экономическая ответственность Указом не предусмотрена, однако это не должно успокаивать: если сторонами при проведении хозяйственных операций были допущены нарушения Указа, то операция, произведенная в нарушение Указа, является незаконной и подлежит отмене. Если при проведении проверки будет установлено, что, например, зачет произведен с превышением предельного норматива, то по иску контролирующего органа зачет, как хозяйственная операция, должен быть отменен как не соответствующий законодательству. Отмена зачета как хозяйственной операции означает восстановление взаимных задолженностей между сторонами зачета, а поскольку задолженности будут восстановлены датой проведения зачета, это может привести к изменению налогооблагаемой базы сторон в истекшем налоговом периоде. При обнаружении таких обстоятельств, контролирующий орган вправе обратиться с соответствующим письмом в местную Инспекцию Министерства по налогам и сборам, которая, разумеется, проведет тематическую проверку субъекта хозяйствования, в результате которой будет произведен перерасчет налогооблагаемой базы и налогов, подлежавших уплате в соответствующий налоговый период. При возникновении недоплаты в бюджет будут доначислены соответствующие налоги, а также взысканы проценты за просрочку уплаты с возможным применением экономических санкций. Ответственность наступит за нарушения налогового законодательства, но это будет, пусть и отдаленным, но все же следствием нарушения норм Указа № 373.

 Право официального толкования норм Указа № 373 предоставляется Совету Министров Республики Беларусь, что и было реализовано с выходом Постановления № 1317 от 23.11.2005 года. Не все вопросы применения Указа нашли в нем свое отражение, поэтому вопросы, оставленные без ответа, будут разрешаться правоприменительной практикой и практикой проверок субъектов хозяйствования Комитетом государственного контроля Республики Беларусь. Письма Министерства экономики Республики Беларусь, равно как и прочих министерств и ведомств должны рассматриваться как мнение конкретного органа государственного управления и не могут применяться в качестве официального комментария или толкования Указа № 373. И в качестве заключения, справедливости ради, стоит сказать, что настоящий комментарий ни в коей мере не является официальным, хотя и составлен, по возможности, с учетом мнений всех заинтересованных сторон. Это частное мнение юриста, основанное на практике применения норм законодательства и собственных практических разработках при оптимизации договорной работы субъектов хозяйствования.

 Успехов вам и благополучия.

 

Несмашный Владимир, юрист
директор УП «Элайнс Груп»
8-029-6325978, (017) 2560422

 

  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  

Родственные ссылки
» Другие статьи раздела Несмашный Владимир
» Эта статья от пользователя Jurist

5 cамых читаемых статей из раздела Несмашный Владимир:
» Подпись «живая» и «неживая»? Так в чем же разница?
» Указ Президента Республики Беларусь № 373 от 15 августа 2005 года - практический комментарий.
» «Официальный торговый представитель» - терминология высшего пилотажа
» Скидки – правила игры и условия предоставления.
» Закупка за счет собственных средств: новый порядок определен Советом Министров.

5 последних статей раздела Несмашный Владимир:
» Сайт в праве и гражданском обороте или Размышления о вечном над ведром картошки
» Актуальные вопросы электронного декларирования
» Известные бизнес-схемы, которые не работают
» Договорные аспекты применения электронного счет-фактуры – все то, о чем не пишут законы.
» Деноминация уставного фонда организации

¤ Перевести статью в страницу для печати
¤ Послать эту cтатью другу


MyArticles 0.6 beta for RUNCMS: by RunCms.ru


Проверить сайт

RunCms Copyright © 2002 - 2017
- Free Opensource CMS System - 
- Click here to visit our mainsite! -
ReDesign - thunder
- Генерация страницы: 0.13581 секунд | 12 Запросов + 10 кэшированных запросов | 116 Файлов: 688.5 КБ | HTML: 132.1 КБ -